Андрей Максимов

Педагог

Писатель

Психофилософ

Телерадиоведущий

 +7 926 490 90 80,  Фарида

сотрудничество, запись на консультации

Статьи


 

СВОБОДА

 

Мы живем, не думая о собственной свободе.

Словосочетание: «я – свободный человек!» чаще всего звучит, как некий вызов, как синоним крику: «Отстаньте от меня!»

Наиболее политизированные из нас иногда используют понятие «свободы» именно в политических разговорах.

Между тем, вопрос: «Свободен ли я?» - человеку не плохо бы задавать себе не только (и не столько) в политических, но во всех жизненных ситуациях, ведь любое свое решение – от самого мелкого, бытового до самого, что называется судьбоносного – мы принимаем либо как свободные люди, либо как зависимые.

Психофилософия исходит из того, что

свобода человека – это возможность совершить выбор, согласно своему желанию.

Много раз, размышляя на своих лекциях о свободе, я заметил, что споры, возникающие по этому поводу, всегда норовят уйти во всякого рода теоретизирования.

Например, встает интеллигентный человек и спрашивает:

- А если я желаю кого-нибудь убить?

Поднимается немолодая дама и интересуется:

- А если я не хожу по улице обнаженной, хотя жарко и одежда стесняет, - значит, я не свободна?

Понятно, что любой из нас связан законами – юридическими, моральными, нравственными и так далее. Соблюдение этих законов воспринимается нами, не как насилие, но как естественное положение вещей.

У нормального человека не возникает желания что-либо стянуть в магазине, кого-нибудь убить, или пройтись голым по улице.

Подавляющее большинство людей соблюдает всякого рода законы не потому, что они выбрали такое поведение, а потому, что оно для них естественно.

Несвободными нас делает именно выбор, совершенный под чью-то диктовку.

Другими словами: несвобода проявляется в тех ситуациях, когда нам диктуют, что нам делать.

Поскольку таких «диктаторов» очень много, нам с детства прививается вывод о том, что свободным быть не просто.

Эпитет «свободный» применительно к конкретному человеку звучит, как серьезный комплимент, практически, как некая награда. Но ни в коей мере не как характеристика естественного, нормального человеческого качества.

Между тем,

человекрождается свободным, если, повторю, мы исходим из того, что свобода – возможность жить, сообразно собственным желаниям.

Младенец является нравственным идеалом, в частности, потому, что живет абсолютно так, как ему хочется и никогда не скрывает своих желаний.

Собственно, все взросление человека основано на том, что ему хочется развиваться, что он свободен в своем развитии.

Человек учится разговаривать, ходить, познавать мир – как свободная личность, которой хочется все это делать.

Свобода – не дар, а естественное состояние человека, о котором мы часто забываем.

Социум со всех сторон старается ограничивать нашу свободу. Какие-то рамки мы принимаем легко, с какими-то соглашаемся труднее. Но едва ли не с каждым прожитым годом, свободы в нас становится все меньше и меньше.

Что же мешает нам быть свободными? Общество? Другие люди? Обстоятельства?

Мы сами мешаем себе быть свободными.

И тому есть несчетное количество причин, начиная от страха быть самостоятельным и, заканчивая, скажем, нашим лениво-неизбывным стремлением перегрузить на других решение своих проблем.

Практически невозможно представить себе ситуацию (за исключением, может быть, очень серьезных, смертельных болезней), которая не оставляла бы человеку ни одного свободного желания.

Великого русского поэта Николая Заболоцкого арестовали по доносу в 1938 году. Его пытали, над ними издевались, потом отправили в ссылку. И вот в ссылке, в тяжелейших условиях, он продолжал работать: по памяти перекладывая текст «Слово о Полку Игореве» в стихотворный текст. Он умел выполнять свое желание в условиях, когда, казалось бы, это было совершенно невозможно.

Представим себе, что Заболоцкого охраняет некий солдат-охранник, лишенный каких бы то ни было желаний, живущий строго по приказу. (Впрочем, думаю, что так оно и было, на самом деле).

Формально: охранник – на свободе, а Заболоцкий – в неволе. По сути же, Заболоцкий был куда свободнее, потому что свобода измеряется не наличием или отсутствием колючей проволоки, а возможностью выполнять свои собственные желания.

Человек не свободен не потому, что его угнетают, а потому, что он не хочет быть свободным.

Итак, внутреннюю свободу или внутреннюю зависимость человек всегда выбирает сам. Господь не может создать человеку условия, в которых он непременно будет рабом.

 

 

Все Статьи
Расписание лекций