Андрей Максимов

Педагог

Писатель

Психофилософ

Телерадиоведущий

 +7 926 490 90 80,  Фарида

сотрудничество, запись на консультации

Статьи


 

ВРЕМЯ

Интересно, что заставило людей изобрести первые часы?

Ученые утверждают, что они были солнечные, и изобрели их около 3500 лет назад.

Потом появились механические часы, часы с маятником, элек­тронные. В 1948 году человечество изобрело атомные часы, которые за миллион лет могут ошибиться на одну секунду, и возрадо­валось, что ему удалось, если не победить, то уж, во всяком случае, зафиксировать время.

Человечество, как водится, ошиблось.

На самом деле время невозможно зафиксировать, потому что это абсолютно субъективная категория.

Как такое может быть?

Вот возьмем двадцать четыре часа: это ведь сутки, и все тут. Разве не так?

И так. И не так. Ведь, на самом деле, эти двадцать четыре часа имеют разную протяженность: в тюрьме, и на воле; в юности и в старости; летом и зимой; у жителя города и у обитателя джунглей; у мужчины и у женщины и так далее. Сорок минут на футболе и сорок минут в ожидании врача тянутся не одинаково. Пять минут утром, ко­гда не хочется вставать, и пять минут перед стартом космического ко­рабля – это ведь совсем разное время.

Количество прожитых лет также не является какой-то сущност­ной характеристикой человека. Станислав Говорухин в весьма зрелом возрасте продолжает снимать очень хорошее кино. Олег Табаков в семьдесят лет стал отцом чудесной Маши, не уставая руководить двумя театрами и собственным театральным колледжем. Когда смотришь на актера Александра Збруева невозможно поверить, что ему за семьдесят.

Да мало ли таких примеров?

Старость отличается от молодости вовсе не количеством прожитых лет.Главное отличие: в старости человек живет прошлым, а в молодости – будущим.

Если человек не устал мечтать в восемьдесят – он молод. Если в сорок – он только и делает, что кичится своими прошлыми заслугами – он стар.

И возраст тут вовсе не при чем.

У каждого из нас свое собственное понимание времени, и свои собственные взаимоотношения с ним.

Когда молодой человек ругает девушку, которая всегда опаздывает на свидания, он не в состоянии осознать, что у нее просто иное понимание времени, для нее оно те­чет иначе, чем для него. Вот и все. Она не виновата. Ругаться на нее, в надежде, что она исправится, - бессмысленно.

Бесконечные попытки зафиксировать время привели к тому, что мы стали пленни­ками того явления природы (а время – это явление природы, оно придумано не нами), которое каждый из нас воспринимает абсолютно субъективно.

Зависимость от времени, которой подвержены все мы – это, своего рода, зависимость от формы: самосодержание времени, а также и понимание этого содержания у каждого абсолютно свое.

Отсюда, например, трагедии пожилых людей, которые не только ощущают себя, но и, по сути, являются молодыми. Однако, весь мир указывает им на то, что их время кончается. Пожилому человеку трудно устроиться на работу, хотя, по сути, он может быть здоровей, опытней и профессиональней иного молодого.

С другой стороны, старик нам часто кажется мудрым. Хотя отнюдь не все люди мудреют с годами.

Человек может кричать: «Я отдал этому делу всю жизнь!», и быть искренне убежденным в том, что одно это дает ему какие-то права на это дело. Не дает. Важно, не сколько лет отдано делу, а сколько реально сделано.

Количество времени не является критерием ничего.

Можно прожить с человеком десять лет и его не знать, а можно узнать за два дня. Можно делать работу годами – и ничего не получится, а можно сделать ее быстро и с первоклассным результатом.

Понятно, что бывает и наоборот.

У каждого – свое время, и у каждого – собственное его понимание.

То самое время, в добровольном пленуу которого мы находимся, имеет еще и социальный подтекст. Помните газетные заголовки «На­ступило новое время» или «Времена чего-то там ушли в прошлое»?

Однако, это тоже – не более, чем метафора. Осознать время, в ко­торое человек живет, можно лишь отойдя на некоторое историческое расстояние. Но и в этом случае взгляд будет совершенно субъекти­вен. Поэтому история – это не наука о том, что было в прошлые вре­мена, а взгляд конкретного историка на прошедшие годы. И здесь нет, и не может быть объективности. Каждый выбирает тот взгляд на про­шлое, которое ему ближе.

Но поскольку время – это явление природы, то просто взять, да и выбросить его невозможно. Не получится вовсе не обращать на него внимания – оно ведь действует на нас.

Давайте подумаем, как влияют на нас разные времена: прошлое, настоящее, будущее.

Прошлое дает нам опыт.

Что такое опыт?

Опыт – это не количество прожитого, а количество понятого.

Прошлое работает, как «поставщик опыта» только в том случае, если мы в настоящем умеем осмыслять то, что произошло и делать выводы.

Еще прошлое дарит нам воспоминания, которые нужны нам не только (а, может быть, и не столько) для того, чтобы набраться опыта, но для того, чтобы полечить душу в момент, когда мы особенно в этом нуждаемся.

Воспоминания –эмоции, законсервированные в душе, эдакие витамины, которые мы поглощаем, когда необходимо подпитать душу.

Жизнь человека состоит из хорошего и плохого, светлого и темного, доброго и злого… В общем, из чего только ни состоит жизнь человека!

А жизнь памяти состоит лишь из хорошего, светлого и доброго. Во всяком случае, вспоминать о плохом нам гораздо трудней, нежели о хорошем.

Наша память – не просто избирательна, она добра. Именно поэтому она может лечить душу.

Никакой логикой это свойство памяти объяснить невозможно. Его можно только констатировать.

Чем старше становится человек, тем отчетливей он понимает, что окружающий его мир насквозь пронизан воспоминаниями: квартира, улица, скамейка, кинотеатр, дом… Все о чем-нибудь напоминает. Едва ли не каждый взгляд, каждый шаг услужливо подсказывают добрые воспоминания.

Причем, то, что в прошлом казалось прекрасным, - таковым и остается. А то, что мучило, изводило – представляется милым и даже смешным. И уж точно – не безнадежным.

Даже самые «ужасные ужасы» прошлого в настоящем переживаются спокойней, потому что мы понимаем: мы ведь смогли этот кошмар преодолеть и победить.

В самом крайнем случае мы отторгаем печальные воспоминания: «Не хочу, не буду об этом вспоминать!»

У памяти добрая оптика: с вершины лет прошлые радости кажутся большими, нежели они были на самом деле, а гадости, куда меньшими, чем представлялись много лет назад.

Из этого следует очень важный вывод:

надо научиться ценить прекрасные мгновения настоящего до того, как они превратились в воспоминания.

Ну, право же, разве не странно, что часто мы радуемся тому, что было тогда, когда оно стало прошлым, и забываем ему радоваться тогда, когда оно происходит в настоящем?

Если бы человек научился относиться к сегодняшнему дню, как к будущему прекрасному воспоминанию, его жизнь была бы куда радостней.

Воспоминания нужно не только «холить – лелеять», но и строить. Любить их не только, когда вы из них ушли, но и тогда, когда они еще не превратились из зыбкого настоящего – в прекрасное прошлое.

Ценить настоящее, как прекрасный цветок в будущем букете памяти, и значит, на мой взгляд – строить свое прошлое.

И последнее. У моего отца, замечательного поэта Марка Максимова есть такие строки: «Память! Нет с тобою сладу… Жизнь – не память: коротка».

Память длинней жизни.

На самом деле, именно в этом - главная доброта памяти. Душа человека бессмертна, это так. Но человек – как совокупность души и тела, как личность – бессмертен только в памяти.

Память – это бессмертие, которое каждый из нас может подарить другому человеку.

Такое вот наше прошлое…

Настоящее призрачно.

Этот краткий промежуток между прошлым и будущим практически не уловим. Только что мы думали о том, как произойдет какое-нибудь событие – раз! – и лови его! Оно уже в прошлом, уже стало воспоминанием.

Будущее – не исследовано, не предсказуемо, не ясно, и потому – пугающе.

Мы – абсолютные хозяева над своим прошлым, мы можем хоть как-то воздействовать на настоящее, и мы совершенно бессильны перед будущим. Как говорится: кто хочет рассмешить Бога, - тот строит планы…

Поэтому именно будущее время более всего воздействует на людей.

Любые неприятности, беды, даже трагедии сегодняшнего дня так изводят нас потому, что мы боимся их протяженности. Если бы мы точно знали, что любая, самая жуткая трагедия, не пойдет вместе с нами в будущее, - мы бы переживали ее с улыбкой.

Смерть близкого человека ужасна потому, что она как бы оголяет будущее, делает нас навсегда сиротами. Безденежье угнетает человека не само по себе, а потому, что у него не видно конца.

Будущее реальней настоящего и прошлого, потому что оно гораздо сильней воздействует на нас.

Возможно ли выстроить свои отношения с будущим?

В моей книге «Психофилософия 2.0» об этом написано довольно подробно. Поэтому желающих отправляю к этой книге.

Здесь же – ограничимся главным.

Начнем с того, что

в будущем мы не хозяева.

Как бы мы ни старались, какую бы ни подкладывали соломку, будущее произойдет так, как угодно Богу, а не так, как хочется нам.

В великом романе сказано, что «человек внезапно смертен». Это, безусловно, так. Но мы не только внезапно смертны, мы внезапно все.

Поэтому, ни в коем случае,

нельзя жить сегодня ради будущего: оно может подвести нас.

Неверно сегодня терпеть чего-то ради будущего самого ли себя или своих детей.Будущее может наплевать на Ваши сегодняшние жертвы и построится вовсе не так, как Вы предполагали.

Будущее не надо строить.

Любое конкретное строительство будущего – это огромный шанс оказаться на кладбище настоящего.

Будущее нужно иметь в виду, но ему – призрачному и не конкретному – нельзя целиком подчиняться.

Имеет смысл строить настоящую, сегодняшнюю реальность – комфортную, интересную, осмысленную.

В этом случае, есть огромный шанс, что таким же вырастет и будущее.

Человек боится только одного времени – будущего.

То, что происходит сегодня нас не пугает: оно ведь уже происходит. Страшит то, что в грядущем будет хуже.

Правда, есть люди, которые в будущее смотрят радостно. Они называются оптимисты.

 

 

Все Статьи
Расписание лекций