Андрей Максимов

Педагог

Писатель

Психофилософ

Телерадиоведущий

 +7 916 129 73 97,  Фарида

сотрудничество, запись на консультации

Статьи

 
  Фото: Курпяева ОлесяМожет ли такое быть, что познакомишься с человеком, который жил давно-давно, лет, скажем, двести тому назад? И у тебя стойкое ощущение, что ты его знаешь, и, мало того, знакомство это едва ли не решающим образом повлияло и на тебя самого, и, соответственно, на твое восприятие жизни?
 

За других ответа на этот вопрос не дам, а за себя сообщу: именно такое со мной и случилось, когда я стал читать труды и знакомиться с личностью великого швейцарского педагога Иоганна Генриха Песталоцци. Гений этот жил на рубеже XVIII-XIX веков, но у меня стойкое ощущение личного знакомства. Песталоцци настолько потряс меня, что я даже написал книгу о нем самом и о его системе. Песталоцци, может быть, нужен нам сегодня, необходим.

Педагогический метод, придуманный и внедренный Песталоцци в реальной школе, называется "метод природосоответствия". Это что значит?

Наша система образования подразумевает, что всех надо учить всему. Мы абсолютно убеждены, что один и тот же человек может в одинаковой степени хорошо знать математику и русский язык и с одинаковым успехом сдать по ним ЕГЭ.

Такой метод Песталоцци называл антипсихологическим. Он считал, что задача сначала родителей, а потом учителей - разглядеть в ребенке его талант и помочь развиться. Всех учить всему не надо: дело это бесперспективное и нелепое. Не надо бороться с Богом, имеет смысл разглядеть, что Господь заложил в маленького человека, и не дать этому погибнуть.

Но я не о педагогике. И даже не о Песталоцци. Я - о подходе к личности человека: все люди разные, со своими собственными талантами и пристрастиями, или: "всех надо учить всему", потому что принципиально никто ни от кого не отличается.

 

Я смотрю телевизор, читаю некоторые газеты, и мне начинает искренно казаться: мне доказывают, что у человека без политики жизни нет. Что каждый человек просто-таки обязан был политически активным.

Иногда звонят из какой-нибудь газеты и спрашивают мое мнение по поводу того или иного политического события. Я отвечаю: "У меня нет мнения, я об этом не думал". На той стороне трубки удивляются.

В нашей системе координат словосочетание "социально активный человек" - это положительная характеристика. Это не так?

Для кого-то так, для кого-то - нет. Мне одинаково симпатичен как тот, кто любое политическое событие воспринимает как эпизод личной жизни, так и тот, кто, например, безвылазно сидит в научной лаборатории и совершает открытия.

Русскому интеллигенту всегда было проще рассуждать о том, как усовершенствовать Россию, нежели о том, как стать лучше самому. Правда, в реальности он, как правило, не делает ни того, ни другого.

Мы живем в эпоху пиара. Пиар строится на разговорах. Разговоры зиждутся на политике. Политические споры окружают нас со всех сторон. Древнегреческие философы, которые на улицах Афин вели споры, скажем, о сущности человека или о его взаимоотношениях с богами, представляются нам людьми умными, но оторванными от жизни, чтобы не сказать придурковатыми.

Есть люди, которым нравится рассуждать по поводу тех проблем, на которые они никак повлиять не могут. Это возвышает их в собственных глазах. И, сидя на кухне и глядя в телевизор (или не глядя в телевизор), они ощущают себя вершителями судеб мира, и им представляется, что сильные мира сего незримо присутствуют тут и не просто слушают их рассуждения о насущном, но мотают на ус.

Дай им Бог здоровья. Если людям нравится так жить - кто может им возражать?

 

Мне кажется гораздо более печальным, что все меньше тех, кто готов всерьез рассуждать (не ругаться, не спорить, а вот именно - рассуждать) о том, на что они могут оказать влияние.

Ко мне как к психофилософу часто приходят люди на психологический разговор. Вопрос "Зачем вам муж?" или "Зачем вам ребенок?", как правило, вызывает ступор. Наши люди не привыкли жить осознанно. Они с большим удовольствием поговорят о смысле любого политического события, нежели о смысле своей собственной жизни или своих взаимоотношений с самыми близкими людьми.

А то и сказать - к этому разговору никто не толкает, и его никто не провоцирует. Более того: многим из нас кажется неловким обсуждать собственные проблемы и абсолютно нормальным - проблемы любого политического (или неполитического) деятеля любой страны.

Иногда мне всерьез кажется, что мы словно бы специально отворачиваемся от самих себя, чтобы не задумываться о собственных смыслах. Нам не страшно думать о геополитической ситуации и очень страшно - о ситуации собственной жизни.

И то сказать: есть люди, которые могут размышлять о самих себе. И есть такие, кто даже не понимает, что значит поиски смыслов себя и своей жизни.

Размышления о своей сути - такой же талант, как и любой другой. Он может соответствовать вашей природе, а может - нет. Помните Песталоцци?

Печальным мне кажется то, что те, кто хочет подумать о себе, о своих смыслах, кажутся себе одинокими и неумелыми. "При чем тут ты?! - кричат им со всех сторон. - Подумай о социальных и политических проблемах!"

И они отворачиваются. Или уходят. Или вступают в разговоры, которые им неинтересны, но кажутся престижными и важными.

И мне представляется: смотрит на нас из глубины веков Иоганн Генрих Песталоцци и вздыхает: "Эх, вы! Как же не поймете, что люди все - разные, и природа у всех - разная, и смыслы люди должны искать в разном! Эх, вы!"

Услышим ли? Задумаемся ли?

 

Все Статьи
Расписание лекций