Андрей Максимов

Педагог

Писатель

Психофилософ

Телерадиоведущий

 +7 916 129 73 97,  Фарида

сотрудничество, запись на консультации

Статьи


Мы встретились с Андреем Максимовым, чтобы «поговорить по мотивам» его книги «Интеллигенция и гламур». О том, почему гламур в нашей стране победил все остальное, о том, как перестать казаться и начать быть; о системе российского образования и о том, что настоящие интеллигенты – это герои чеховских пьес, читайте ниже.

 

Давайте разберемся сначала с терминами: начнем с интеллигенции. В нашей стране принято считать, что интеллигенция – это продукт советского периода, в это время сформировавшийся и практически полностью с этим же временем исчезнувший. Вы пишете об интеллигенции как о прослойке общества или об интеллигентности как о свойстве личности?

Во-первых, интеллигенция – это не прослойка. Слово «интеллигенция» в том виде, в котором мы его употребляем, заимствовал из немецкого языка писатель Бабарыкин и стал его использовать именно в том плане, в котором мы его понимаем.

Под словом «интеллигенция» мы понимаем героев чеховских пьес. Если попросту говорить, то герои чеховских пьес – это интеллигенты. Ни о какой прослойке я ничего не знаю, хотя говорю иронично, что, если раньше интеллигенция была прослойкой между рабочим классом и крестьянством, то сейчас она является прослойкой между гламуром и народом.

Вообще интеллигент – это человек, который производит нематериальные ценности. Так что все очень просто. Это если мы говорим о социальном аспекте. Если мы говорим в человеческом аспекте, то мне больше всего нравится то определение, которое я нашел у Дмитрия Сергеевича Лихачева, он сказал, что интеллигент – это человек, который каждым своим поступком имеет в виду других людей.

Тоесть по сути, дворник тоже может быть интеллигентом? А интеллигентность – это свойство души, как говорил Лотман, это то, что свойственно человеку вне зависимости от его образования и профессии?

Более того!

То, что дворник может быть интеллигентом, – это полдела, а вот то, что, скажем, писатель может не быть интеллигентом, – это гораздо более интересная история.

Хорошо, теперь перейдем к гламуру. Напомню определение, которое вы даете в книге: «Гламур – это некий вариант роскошной жизни индивидуума». Мне кажется, что это довольно нейтральная характеристика, хотя у слова «роскошь», как и у слова «гламур» негативная коннотация. Я думаю, Вы со мной согласитесь.

Я исхожу из того, что гламур – это философия. Философия – это то, что отвечает на вопрос: «зачем?» Гламур говорит о том, что у человека есть в жизни две цели: стать знаменитым и богатым. Если ты двигаешься к этим целям, то ты живешь не напрасно. Гламур – это единственная общественная философия, которая действует в нашей стране, ничто другое не работает, в том числе не работает патриотизм. Патриотизм в ситуации, когда ты патриот, если поддерживаешь наши действия в Сирии. Я не к тому, что это не так, – я к тому, что это не работает. Вот и все. Поэтому подавляющее большинство молодых людей в стране хочет и живет по философии гламура. Учитывая, что они живут в стране, где нет системы образования (у нас не плохая система – ее просто нет: то, что мы называем образованием, образованием не является), на что ориентироваться?

Оно перестало быть образованием сейчас или в советский период? Или оно никогда не было образованием?

Оно становилось все хуже и хуже, и хуже. ЕГЭ – это был последний гвоздь, Это отдельная история: я очень много занимался великим педагогом Песталоцци, который жил на рубеже XVIII–XIX веков; такую школу, как у нас, он называл антипсихологической. Наша школа – антипсихологическая, наши дети ничему не учатся, ничего не знают. При такой системе образования самое печальное то, что не имеется в виду человек, он вообще не имеется в виду. Не имеется в виду, что у вас у одного одни особенности, а у другого – другие. Дети с пятого по одиннадцатый класс, по сути, живут на каторге. Он встают ни свет ни заря, чтобы идти в место, про которое они думают только одно: «Чтобы оно сгорело», занимаются тем, что им не интересно, им любой человек может сделать замечание, их поведение оценивается оценкой… Мало того, им потом еще задают домашнее задание. Вот Вы, например, могли бы делать два журнала по законам жизни детей в школе?

Школа для меня и в самом деле была ужасным периодом, это факт.

Что делать девочке, которая к школе относится так, как Вы говорите. Что ей делать? Какой у нее выход? Куда ей двигаться? И тут ей предлагают философию гламура, ей говорят:

«Ты хочешь быть счастлива?» – все хотят быть счастливы. «Будь богатой. Будь знаменитой и, соответственно, будь богатой» – других ориентиров нет.

У меня был курс в Московском институте телевидения и радио «Останкино». На одном из первых же занятий был момент (приведу пример), когда я понял, что гламур победил. У меня был парень, хороший очень студент, мы о чем-то говорили с ним: «Вам кажется, что у меня нет проблем в жизни?» – «Какие у Вас могут быть проблемы? Вы – известный телеведущий, у Вас есть деньги, какие у Вас проблемы могут быть?» Абсолютная уверенность человека, что если кто-то более-менее популярен и у него есть какие-то деньги, то проблем в его жизни нет. Это, собственно, есть гламур.

 В книге Вы пишете, что гламур – это не плохо и не хорошо, это просто так есть, Вы действительно так считаете?

Какой еще вариант ответа?

Плохо, скорее.

Это плохо, и что?

И точка?

Как Вам кажется, людям лучше, чтобы они гордились тем, что они читали Лотмана или тем, что они сфотографировались с Басковым? Лучше, чтобы они гордились…

Понятно.

И что?

Вы могли бы назвать людей, которые в нашей стране сейчас воплощают философию гламура?

Вы знаете этих людей. К чему называть?

Что отличает человека, который относится к гламуру? Желание соответствовать.

Человеку кажется, что чтобы стать знаменитым, нужно соответствовать требованиям публики, например. Все люди, которые соответствуют требованиям публики, они из этого исходят. Это моя точка зрения относительно гламура.

А кто представляет интеллигенцию?

А интеллигенции очень много. И их тоже все знают.

А кто из писателей может считать себя интеллигентом, в начале интервью вы сказали, что не все представители интеллигентских профессий могут рассчитывать называться интеллигентом?

Кабаков, Рубина, Улицкая, Искандер, Евтушенко, Полозкова, Шендерович. Я называю первые пришедшие на ум имена, про многих наверняка забыл, прошу прощения.

От русских людей часто можно услышать: «В нашей стране принято, чтобы интеллигент был босым, бедным и оборванным, и при этом добавляют робко: а ведь следить за собой не стыдно, мол, про красу ногтей еще Пушкин писал». Как Вам кажется, с чем связан такой стереотип мышления? С тем, что большинство представителей так называемой интеллигенции в нашей стране на красивую жизнь попросту не имеют денег? Или с тем, что в России со вкусом и дорого одетого человека, который не скрывает, что любит и хочет зарабатывать деньги, по старинке считают буржуем и фанфароном, далеким от высоких смыслов?

Самое простое – это сказать, что все это придумали интеллигенты, поскольку у них нет денег. На самом деле мне известно очень большое количество людей, например, я к ним отношусь, но не говорю, что я интеллигент, мне не хочется тратить время, мозги на то, чтобы делать себе модные оправы. Оказывается, мода на очки меняется, я должен каждый год смотреть, как делают другие люди, я не буду на это время тратить.

Вы прекрасно выходите из положения и носите очки без оправы.

Я с удовольствием надену одежду какого-то модного дизайнера, но просто не буду париться по этому поводу, я просто приезжаю в один и тот же магазин, покупаю то, что на данный момент необходимо. Я думаю, что так поступает огромное количество народа, просто не хочется тратить время на это.

Можно ли причислить кого-то, ту же самую Собчак, и к представителям гламурной нивы, и к интеллигентам одновременно. Или это не так? Интеллигенция и гламур могут коррелировать? Или они никогда не пересекаются?

Никогда не пересекаются. Потому что

человек – это его потребности в какой-то степени. Потребности интеллигенции и гламура принципиально разные, интеллигент – это человек, который хочет сам реализоваться (это очень важно), который понимает, что если ты считаешь, что у тебя есть какой-то талант, данный Богом, то очень большой грех этот талант не реализовать. Я когда-то Сашу Кабакова спросил: «Вы пишете для кого Ваши книжки?» – Он сказал: «Для себя» – «Их же читает еще кто-то?» – Он говорит: «Им – моя благодарность. Но я пишу для себя». Это одна история. Как только интеллигент говорит: «Я хочу стать знаменитым» в зрелом возрасте – это совершенно иное. Я в молодости очень хотел быть знаменитым. Ужасно. Это грехи молодости, а в зрелом возрасте – все, все мимо. Мое отношение к оппозиции – очень сложное, оно принципиально изменилось, когда туда пришла Собчак. Собчак – очень интересный одаренный человек, очень неумелый, но очень одаренный, она знает, где надо оказаться, чтоб быть на гребне интереса к себе, она это очень хорошо понимает. Если для того, чтобы быть на гребне, надо быть в оппозиции, значит, оппозиция какая-то не такая, какая-то странная. Интеллигент никогда про это не думает. Интеллигент не думает про то, будет он на гребне или не будет.

Сейчас люди пытаются стать успешными на всех фронтах. Стало модным думать, как говорится, о душе, и все бросаются читать трансерфинг реальности какой-нибудь, записываются на классы йоги, вспоминают Достоевского. При этом нужно успеть реализоваться в профессиональном плане. Люди гонятся за социальным успехом, куда-то вечно бегут. И в семье должно быть все в порядке, что ж, все судорожно выкладывают картинки белозубых детей-ангелочков в Instagram. Не кажется ли Вам, что ключевое слово здесь «картинка». Вряд ли можно успеть сделать что-то всерьез на нынешних скоростях. Зато вполне можно сложить идеальную видимость жизни, это то, что мы можем видеть в Instagram и эта картинка включает не только материальную часть гламурного контекста, но и, скажем, фотографию книжки Цвейга, и неважно, что она, как у Манилова, все время открыта на четырнадцатой странице, об этом ведь никто не знает. Соцсети и вся эта идеальная картинка, за которой сейчас бегут люди, это еще гламур, отголоски этой философии или это уже что-то новое, поскольку они включают уже хотя бы видимость, но духовной жизни?

Социальные сети – это отчасти порождение гламура, потому что желание крикнуть так, чтобы тебя услышали, что это гламурная история: «Я – есть! Я имею право про любого знаменитого человека сказать, что он козел. Это меня с ним уравнивает».

Но мне кажется, что социальные сети, во-вторых, проявление гламура, а, во-первых, проявление одиночества.

У меня есть довольно много знакомых, которые во всех смыслах слова живут в социальных сетях. Меня поразила история женщины, которая пришла ко мне на консультацию и рассказала мне, что у нее был роман (какое-то знакомство) с мужчиной в социальной сети, и они в социальной сети в течение нескольких лет прожили жизнь от зарождения любви до конца ее.

И не встречались?

Когда они встретились, и у них случилось все то, что должно случаться на самом деле между мужчиной и женщиной, она поняла, что это уже ушедший человек, уже все кончилось, все оставлено в социальной сети. Они потом разошлись и все. Мне кажется, главное в социальных сетях: они произошли оттого, что люди очень одиноки. Но и исключать влияние гламура и желание прославиться, желание крикнуть, что я есть, тоже нельзя.

А как обстоит дело с государством? Возможно, в нашей государственной системе что-то устроено не так, и отчасти именно из-за этой системы или ее отсутствия люди так охотно обращаются к легковесным гламурным ценностям?

Надо отвлечься от вопроса интеллигенции и гламура, есть понятие такое «Россия», в которой мы с Вами живем, это страна, которая всегда, от Рюриковичей, во все времена, всегда существовала по принципу: не государство для человека, а человек для государства, и до сих пор так, то есть что государство сказало человеку, то и правильно. Есть страны, где все по-другому, там все для человека. У нас человек для государства.

У нас в школах говорят следующее: «Я – это последняя буква алфавита», ты, вообще, как бы не важен. Это ненормально и противоестественно, это противоречит сущности человека, и то и другое. Человек хочет быть важным и интересным для самого себя. Что бы мы сейчас ни говорили про экономическую ситуацию, мы живем относительно хорошо: нас никто не убивает, нас никто не сажает, у нас нет никаких войн, у нас нет голодоморов. Мы живем относительно неплохо. В такой ситуации человек начинает думать о себе, то есть потребность у него выявилась, он начинает думать о себе, он этого делать не умеет, опыта у него этого – нет.

Может ли и должно ли государство что-то противопоставить философии гламура, дать людям другие ценностные ориентиры?

Мне кажется, что государство очень давно (это всегда, наверное, было) не умеет разговаривать с людьми, оно просто не умеет, оно не понимает, что делает, оно начинает кричать, оно очень часто их не уважает.

Хорошо, а может ли государство в качестве альтернативы прививать людям православные патриархальные ценности, пытаться возрождать традиции каким-то образом? И если взрослые сложившиеся поколения переубедить сложно, то, возможно, стоить обращаться к детям?

В главных вопросах мы все равно атеисты, потому что позиция верующего человека: что ребенок пришел из того мира, куда ты уйдешь. На самом деле он знает про жизнь больше, чем ты, потому что он был в том мире, в который ты потом уйдешь. Поэтому к ребенку надо относиться с невероятным уважением и интересом. Психофилософия, которой я занимаюсь, она исходит из того, что идеалом человека является младенец, он идеальный человек. Человек рождается свободным, дальше к нему приходят родители. Чем ближе человек к младенчеству, тем он лучше. При такой позиции у меня лично не возникает проблем в общении с молодыми людьми. Лично мне, если у меня есть выбор: говорить с ребенком или с его родителем, мне всегда интересней ребенок, чем родитель.

Философия нашей жизни когда дети – это придурки, а подростки – это придурки, но сильные, их уже надо куда-то тянуть. Государство, увы, не общается с детьми, оно с ними не разговаривает, поэтому оно не может им дать никакого направления. Откуда появляется гламур, абсолютно понятно.

В чем сила гламура? В том, что в его философии все понятно. Быть знаменитым хорошо? Хорошо. Почему? Неважно.

Никакой альтернативы?

Никакой альтернативы. Но! Мой некоторый оптимизм состоит в таком выводе, который я понял уже давно: в нашей стране люди всегда лучше, чем система.

Система может быть какой угодно идиотской, советской, а люди – хорошие, я не знаю, почему, вопреки всему. И сегодняшние молодые люди – хорошие.Мое многолетнее общение с молодежью мне доказывает, что это очень хорошие люди в общем, в целом, но дико необразованные, они не знают многих очень простых вещей.

Вы говорите о своих студентах сейчас?

Да, в частности, о студентах. Они очень хорошие, они умные, но у них очень мало знаний. Понятно, что их можно научить, но государство этим не занимается, потому что самое страшное, что делает наше государство (я подчеркиваю слово «страшное»), это то, что у нас такая система образования.

В нашей стране, мне кажется, есть две беды: и это не дураки и дороги, а это образование и здоровье, здравоохранение.

Государство должно начинать говорить с детьми в школе. Первое столкновение российского ребенка с государством – это ЕГЭ. Это первый раз, когда ребенок врубается в то, что есть государство. И он что видит? Что на него глубоко плюют. ЕГЭ организовано так, чтобы ребенок нервничал. Как объявляют оценку ЕГЭ? Вы входите в специальную штуку, типа аппарата, нажимаете на кнопку и говорите: «Номер 568».

Это уже антиутопия Замятина получается.

Эта штука вам говорит: «Номер 568: Ваша оценка: «…», минутная пауза: обмороки… Что это такое?

Что такое: ребенок в туалет не может пойти. Что за бесконечная война государства с детьми! Дети говорят: «Мы спишем», государство говорит: «Мы отнимем мобильный телефон», дети говорят: «А мы принесем два», государство: «Оба отнимем», а дети говорят: «А мы студентов пришлем», государство говорит: «А мы расколем». Что за война такая?! Это дети наши! А когда ребенок через это проходит, после этого ему очень трудно дать какие-то направления движения в государстве.

Что может дать государство вместо гламура?

Это не ко мне.

На Ваш взгляд?

Я же не государство.

И все же?

Саморазвитие. Надо менять систему образования, чтобы человек имел возможность саморазвития. Если бы я был государством, то я менял бы систему образования, чтобы каждый человек понимал, что он как личность очень важен этой стране, и эта страна постарается сделать так, чтобы, первое, выявить его способности и второе, дать возможность эти способности ему реализовать.

В чем беда российской школы самая главная: она не выполняет две главные задачи, которые должна выполнять школа: она, первое, не показывает детям, что учиться – это интересно, второе, она не помогает детям найти свой талант и дар.

Если школы не дают возможности учиться, не учат учиться, если школа не открывает дар, то эта школа – бессмысленна.

Мы как учим детей? Всех учить всему. Так очень много в мире делается. Надо всех учить всему. Эта система очень хорошо работает до четвертого класса, потому что хотелось бы, чтобы ребенок умел писать, читать, считать. Дальше она не работает. Мы чем занимается в школе? Мы воспитываем гармонично развитую личность, наплевав на то, что все великие люди были гармонически неразвитыми, все. Александр Сергеевич Пушкин среди 29 выпускников лицея был на 26-м месте, он не смог работать чиновником, он не смог написать отчет о полете саранчи, у него ничего не получилось. А что, нам гений – не пример? А почему мы к нему так относимся? Все-таки люди, которые двигали мир, они были гармонически недоразвитые.

 

Автор:  Екатерина Врублевская

 

Источник

Все Статьи
Расписание лекций